Ресторан в дикой бухте: как устроены гастрономические кемпы

Рассказывает Маша Ледина
Охота за белым трюфелем в Италии, ферма виноградных улиток в Бельгии, соттерны и утка во французском шато или ужин в дикой бухте на Кипре - все это части мозаики, из которой состоят гастрономические кемпы, организованные Машей Лединой и Андреем Клименко.

О том, как устроены мероприятия для подлинных гедонистов, рассказывает Маша:

«
Познакомимся?
Меня зовут Маша Ледина. Я из породы тех чудаков, для который вся их жизнь вертится вокруг вкусов. Чуть менее десяти лет назад я увлеклась едой, приглашая незнакомых людей в своё крошечное поп-ап кафе прямо на кухне съемной квартиры.
Последние три года мы с мужем организовываем гастрономические кемпы по Европе. Гастрономические VDVOEM кемпы, возможно, вы слышали? Если нет, всё нижеизложенное – моя вам о них история.
Кемпы мы проводим несколько раз в год: весной – в начале гастрономического сезона, когда земля только начинает награждать человека своими дарами, и осенью, – в его завершении.

Весна и осень. Никогда не повторяясь в программе. Для трёх групп счастливчиков, каждая из 8 человек… И командой увлеченных своим делом людей: меня и Андрея, авторов блога VDVOEM; я готовлю, и в целом знакомлю гостей кемпа с продуктами региона, который мы приехали изучать, Андрей – большой любитель вина, делится именно этим направлением, Лена Гроза – фотограф, в кадрах которой кемп приобретает особое очарование, Юля Богайчук (Funtasty) – декоратор кемпа, благодаря которой наши завтраки, обеды и ужины превращаются в красоту в чистом виде, а также Люба – хозяйка и, как мы называем её, «мамушка» VDVOEM кемпов – вот она, неизменная команда, которой мы создаем свои путешествия уже несколько лет.

Когда мы только придумывали этот формат гастрономических путешествий, мне хотелось, чтобы даже название – кемпы – говорило само за себя. Мы держим путь – от фермы к ферме, о пейзажа к пейзажу, от продукта к продукту, но есть время, когда мы позволяем себе замедлиться...

В девственной бухте на Кипре, к примеру, после морской прогулки за дикими устрицами, найденных только что на дне Средиземного моря. Замедлиться прямо к засервированному столу! Чтобы в меню был осьминог с фенхелем и апельсином. И вид был чудесный, и море облизывало ноги. Всё это, напомню, там, где нам вздумалось открыть свой ресторан. На краю света, не меньше.

Когда мы придумываем подобные истории, я редко когда задумываюсь: «а как же этот ресторан возникнет, как ты говоришь, Маша, в дикой бухте»? Слишком уж увлекает меня идея и то удивительное чувство, когда всё кажется возможным!

Чуть позже, когда мы грузим с Юлей (декоратором наших гастрономических кемпов) столы и стулья, декор и посуду, холодильник с вином и отдельный – с едой, - Юля, а бокалы взяли? Всё есть, Маш! - в старую, познавшую жизнь, но тем более надежную хонду; когда пробираемся на малом ходу с полуспущенными шинами по дорогам (а точнее – их отсутствию!) заповеднику Акамас; когда сервируем стол и за час вдруг создаем в нигде свой крошечный, но всё же, ресторан… Я вспоминаю, как задумала подобное и это восхищает меня сильнее всего. От идеи до её воплощения. Чудо, создателями которого мы являемся. Маленькие гастрономические боги, улыбаюсь.

А теперь давай по сути, Маша. О том самом Кипре, ведь, я знаю, многие из вас не видят в этом острове ничего сверхъестественного, правда? Ну, мезе. Сувла и клефтико, ага. Халуми и греческий (который здесь называют исключительно «деревенским») салат.

Обожаю, когда так. Обожаю, когда вопреки клише, существующим в нашей голове, что-то — в данном случае остров Кипр — стремительно меняется. Запоминается вкусом диких устриц, корявых чудищ, внутри которых — настоящие сокровища.

Вкусом молока диких коз, из которого по традиционным рецептам готовят в горах свежий сыр. Молоко, руки, морщины, годы работы, кусок сыра. Это ведь магия, заключённая в ежедневный тяжелый труд. Без выходных, без болезней, без праздников (утрирую самую малость, поверьте).

Дважды в день муж Кириаку едет в горы, чтобы собрать молоко пасущихся там коз. Солнце, цветы, травы, свежий воздух — благость. Представьте, какое это молоко вкусное, живое. Дважды в день в этом ветхом помещении рождаются традиционные для Кипра сыры — свежий анари (похожий на рикотту), халуми и выдержанный тири (ударение на крайнее и́, «тири́» по-гречески – сыр). Они рождаются только для своих, купить их невозможно ни в одной сырной лавке. Все эти морщины, трещинки и складочки на руках этой женщины — самая настоящая магия. Магия, заключённая в ежедневный тяжелый труд, и поэтому уже давно освобожденная.

Или пикник на снопах свежескошенного сена! Кому бы еще в голову пришло сделать бар из снопа, чтобы пить, прижимаясь к его тёплому боку, холодное белое, закусывая питами с дыней, вяленным мясом и мятой, маринованными собственноручно артишоками и летними ароматными фруктами?
Или хлеб. Вы пробовали когда-нибудь деревенский кипрский хлеб из дровяной печи? С кунжутом и кумином, — вон они у дороги растут, дикие. Перед этим заехав на старую мельницу, чтобы купить грубой муки: берёшь пакет муки — деньги кладёшь в коробочку у входа. А потом, если повезёт познакомиться с местными, отправляйтесь печь кипрский хлеб. Непременно в традиционной печи, в углях из виноградной лозы и оливковых деревьев.
Кипр прекрасен и вкусом грибов в местных лесах. «Нет ничего», — скажете вы, а проведи рукой по слою сосновых иголок, а там — большой, терракотовый, похожий на лисичку, который на сковороду потом со сливочным маслом и розмарином. И гренкой сожжённой. И стаканом вина.

И таких примеров здесь — уйма. Нужно лишь захотеть это увидеть. Или довериться нам. Поверьте, мы достаточно сумасшедши, чтобы заниматься подобным.

Я точно знаю, многие из вас не видят в гастрономическом Кипре ничего сверхъестественного. И так чудесно, что мы сделали гастрономичным, на ваш взгляд, совершенно неподходящее для этого место. И в этом наша сила – увлечённых, готовых искать, знакомиться, находить и, главное, — делиться.

Именно поэтому наши путешествия так и не стали турами, но стали кемпами. Для взрослых, на четыре с небольшим дня. С вином, разговорами и минутами, что вдруг удлиняются, когда мы все собираемся за столом. А те самые взрослые люди в наших путешествиях позволяют себе наконец побыть гедонистами, обучаясь из раза в раз этому искусству – отпустить всё, оставив себе только это благостное з д е с ь и с е й ч а с, что вертится вокруг вкусов.

Фото: Елена Гроза

»
Made on
Tilda